RSS

Ritošo notikumu hronika.

26 Mar
ДЕЛО ИВАНА ЯХИМОВИЧА

     В декабре 1968 г. Прокуратура Латвийской ССР дала санкцию
на   проведение  следствия  по  материалам,  изъятым  у  ИВАНА
ЯХИМОВИЧА,  в прошлом председателя колхоза,а ныне  кочегара  в
санатории  "Белоруссия"  в г.  Юрмала.  ЯХИМОВИЧ обвиняется по
ст.83 ч.1 УК Латв.ССР,  соответствующей ст.190-1 УК  РСФСР,  -
конкретное   содержание   обвинения  неясно.  Ведет  следствие
следователь прокуратуры Ленинского района г.Риги КАКИТИС, хотя
ЯХИМОВИЧ  живет  и прописан не в Риге,  а в Юрмале.  Первый (и
пока единственный) допрос ЯХИМОВИЧА состоялся 5 февраля 1969г.
Следователь интересовался,  в основном, путями распространения
различных документов: откуда у ЯХИМОВИЧА статья П.Г.ГРИГОРЕНКО
о книге НЕКРИЧА, кому давал ЯХИМОВИЧ свое письмо, направленное
в ЦК  КПСС  на  имя  СУСЛОВА,  почему  ЯХИМОВИЧ  распространял
обращение   ЛАРИСЫ   БОГОРАЗ  и  ПАВЛА  ЛИТВИНОВА  "К  мировой
общественности"  и  т.п.  Следователь   задал   ЯХИМОВИЧУ,   в
частности,    вопрос    по    поводу   изъятого   при   обыске
неотправленного  письма  ПАВЛУ  ЛИТВИНОВУ,  написанного  после
демонстрации  25  августа  1968г.:  "В  вашем письме написано:
"Горжусь, восхищаюсь и если бы был в Москве - был бы с вами на
Красной площади".  Вы и сейчас так думаете?" - "Да", - отвечал
ЯХИМОВИЧ.
     Как известно,  у  ЯХИМОВИЧА  при  обыске  была изъята его
незавершенная  работа  по  поводу  послеянварских  событий   в
Чехословакии.  Следователь в конце допроса предупредил,  что в
следующий раз ЯХИМОВИЧ  должен  теоретически  обосновать  свои
взгляды  на события в Чехословакии.  Не говоря уже о том,  что
ЯХИМОВИЧ как обвиняемый вообще  ничего  не  должен,  а  давать
объяснения - это его право,  - не говоря уже об этом,  рижский
следователь,  видимо,   забыл,   что   ни   взгляды,   ни   их
теоретическое  обоснование  не  являются  предметом уголовного
преследования.

Mordovija

В тот же день Майгонис РАВИНЬШ получил второе  наказание:
за невыполнение нормы его на 4 месяца отправили в ПКТ.  В знак
протеста    он    объявил,    что    переходит    на    статус
политзаключенного,   и  отказался  работать.  За  полгода  (он
находится в лагере с середины 1976г.) РАВИНЬША  наказывали  за
невыход   на   работу   или   невыполнение   нормы   24  раза.
Многочисленные  протесты  и  просьбы  других  политзаключенных
гуманно  отнестись  к  РАВИНЬШУ,  не  работающему  из-за своей
болезни, отвергались. Заступающимся отвечают, что они не имеют
СУДЬБА ФРИЦА МЕНДЕРА

     В ноябре 1970 г.  ФРИЦУ МЕНДЕРУ,  одному  из  основателей
Латвийской  социал-демократической  рабочей партии (ЛСДРП),  и
КЛАВУ ЛОРЕНЦУ,  главе латышских кооператоров,  было предложено
публично   отмежеваться   от   лидера   ЛСДРП  БРУНО  КАЛНЫНЯ,
находящегося в эмиграции в Стокгольме. Оба отказались.
     О судьбе   ФРИЦА   МЕНДЕРА   (по-латышски   -  Ф.МЕНДЕРС)
упоминала "Хроника" N 11.
     Он родился в 1885 году.  Получил юридическое образование,
учился в Вене,  Брюсселе,  Берне.  С 1904  года  участвовал  в
социалистическом  движении.  В 1905 г.  примыкал к большевикам
(кличка "Степан").  В 1906 г. был арестован и сослан в Сибирь,
в следующем году бежал и до 1917 года жил в Австрии, Германии,
Швейцарии. В эмиграции писал диссертацию и публиковал статьи в
с-д изданиях (псевдоним ФРИЦ ВЕЙС и ЗОДКОВ).
     В независимой Латвии Ф.МЕНДЕР -  член  Народного  Совета,
член ЦК ЛСДРП, с 1932 г. - член Исполкома II Интернационала. В
своем докладе на съезде ЛСДРП в 1929 г.  МЕНДЕР заявил:  "Мы -
дети  русской  революции...".  Председательствовал  в партии с
1930 по 1934 г.г. На последнем съезде ЛСДРП в 1934 г. Ф.МЕНДЕР
выступил против фашизма.  Во время войны участвовал в движении
демократического сопротивления.
     После образования  Латвийской  ССР   Ф.МЕНДЕРА   постигла
участь  социал-демократов,  оставшихся на родине:  большинство
партийных функционеров  было  сослано  в  Сибирь,  в  Воркуту,
Караганду и Колыму.  Ф.МЕНДЕР вернулся на родину в 1955 г.  по
амнистии.  В  1969  г.  84-летнему  МЕНДЕРУ  было  предъявлено
обвинение по ст.  65 УК Латв.ССР,  соотв.  ст. 70 УК РСФСР, за
его апелляции в различные  международные  организации,  в  том
числе в ООН.  Суд приговорил Ф.МЕНДЕРА к 5 годам высылки, и он
был  помещен  в  дом  для  престарелых  в  Вараклянах  (восток
Латвии).  В декабре 1970 г.  после резкого ухудшения состояния
здоровья МЕНДЕР был переведен в Ригу.
СОБЫТИЯ В ЛИТВЕ

     Стали известны    некоторые    подробности   трагического
самоубийства РОМАСА КАЛАНТЫ и событий,  происходивших вслед за
этим в Каунасе ("Хроника" N 26). Каланта совершил самосожжение
в  городском  саду  возле  Каунасского  музыкального   театра,
напротив  здания  горисполкома,  примерно в 13 часов.  Сидя на
скамейке в саду,  КАЛАНТА написал что-то в блокноте, вырванные
из блокнота листки  положил  на  камень  фонтана,  облил  себя
бензином, остатки его широко расплескал вокруг себя по земле и
поджег себя.  Бросившихся к нему людей юноша просил, чтобы они
его  убили.  Вскоре  он  упал,  не  выходя из огненного круга.
Версия о товарищах  КАЛАНТЫ,  не  подпускавших  к  нему  людей
("Хроника" N 26),  пока не подтвердилась.  Листы,  оставленные
КАЛАНТОЙ, читали многие из подходивших к  месту  самоубийства.
Точное  содержание  их  текста "Хронике" неизвестно.  Известно
лишь,  что КАЛАНТА выразил протест по  поводу  существующих  в
Литве  порядков  и  утверждал,  что  лучше  умереть,  чем жить
по-прежнему.
     Полученные КАЛАНТОЙ ожоги оказались столь обширными,  что
в больнице,  куда его доставили,  пришлось делать  инъекции  в
подошвы  ног.  По  слухам,  КАЛАНТА  часто  повторял  в бреду:
"Ничего не скажу".  По слухам  же,  у  его  постели  постоянно
дежурили сотрудники КГБ. КАЛАНТА умер через несколько часов.
     Его тело  было  перевезено  родными  в  его  дом на улице
Паперю (район Вилиямполе).  Доступ к  телу,  по-видимому,  был
свободным.  Многие,  особенно  молодежь,  пришли попрощаться с
покойным.
     18 мая, задолго до назначенного срока - 16 часов - у дома
собралось  много  пожелавших  проводить  покойного.  Машина  с
гробом,  отъехав  от  дома  сразу  резко  увеличила  скорость,
похоронная  процессия сильно отстала,  и провожавшие попали на
кладбище после окончания похорон.  Тем временем у дома КАЛАНТЫ
собралась  большая толпа.  Подхвачен был чей-то призыв пойти к
месту самосожжения.  Люди начали  скандировать:  "В  городской
сад!".  По  пути  туда к демонстрации присоединялись все новые
люди,  движение транспорта  было  приостановлено,  милиция  не
препятствовала     демонстрантам.     Шествие    скандировало:
"Свобода!",  "Литва!". Среди идущих то там, то здесь возникали
разговоры об арестах сверстников КАЛАНТЫ,  пытавшихся украсить
цветами   место    самосожжения.    Распространились    слухи,
по-видимому, неверные, о задержании отца КАЛАНТЫ. У городского
сада демонстрация свернула к  зданию  горисполкома.  Раздались
возгласы: "Освободите арестованных! Это наши товарищи!". Двери
и  окна  исполкома  были  заперты.  Демонстранты   перешли   в
городской сад.  Здесь произошел митинг.  Один из призывов был:
не  прекращать  ежедневных  демонстраций,  пока  не  освободят
арестованных.  Собравшиеся скандировали:  "Обещаем!", "Свободу
Литве!".  Девушки  возложили  цветы  на  место   самоубийства.
Демонстранты  пели  народные  песни.  Из  сада демонстрация по
аллее Свободы направилась к зданию КГБ.  Недалеко  от  бывшего
собора (теперь там картинная галерея) шествие было остановлено
цепями  милиции,  перекрывшими  ему   путь.   Довольно   долго
милицейские  цепи не двигались с места.  Сотрудники милиции то
вежливо,  то тоном приказа предлагали людям разойтись. Некто в
штатском  схватил  и  пытался  отвести  в  сторону  здания КГБ
девушку  из  первых  рядов  демонстрации,  но   был   оттеснен
демонстрантами.  На  ступенях возле собора то и дело возникали
стихийные короткие митинги.
     Милиция начала теснить  демонстрантов,  выталкивая  их  в
боковые улицы, дворы. Появились автобусы и милицейские машины,
демонстрантов стали запихивать в автомобили.  Только теперь  и
возникли настоящие столкновения с милицией,  вспыхивают драки.
У собора  тяжело  ранен  камнем  (по  другой  версии  -  убит)
милиционер.
     18 мая  милиция  и  сотрудники  госбезопасности не смогли
овладеть положением. До ночи продолжались стычки с милицией.
     19 мая демонстранты стали собираться около 3  часов  дня.
Происходили  столкновения  с милицией.  Примерно с 19 часов на
решительный разгон демонстрации были брошены войсковые  части.
Демонстрантов,  а  также  случайно  оказавшихся на улице людей
избивали резиновыми  дубинками.  По  приблизительным  оценкам,
было   задержано  около  400  человек.  Тюремные  камеры  были
переполнены,  в  некоторые  сажали  мужчин   и   женщин.   Для
размещения  задержанных  был  использован и знаменитый Девятый
форт -  музей  на  окраине  Каунаса,  бывший  во  время  войны
гестаповским застенком.
     Большинство задержанных отпустили через несколько  часов,
предварительно  допросив.  Многих  перед  тем  как  отпустить,
избивали.  Часть выпустили через несколько дней, иные получили
по  15  суток ("Хроника" N 26).  Выяснилось,  что демонстрацию
фотографировали.  Некоторым из вызванных на допрос  летом  или
осенью  предъявляли фотографии как доказательство их участия в
демонстрации.  Пока неизвестно, чтобы кто-нибудь был арестован
как зачинщик демонстрации.
     Городской сад  около  музыкального  театра  долгое  время
патрулировался. Кажется, там еще и сейчас дежурят филеры.

     5 октября газета "Советская Литва" сообщила о том,  что в
Вильнюсе  Верховный  суд  Литовской ССР слушал дело 8 человек,
арестованных во время беспорядков 18  мая  в  Каунасе  (статья
П.ЯНКАУСКАСА   и  Л.МАРЦИНКЯВИЧУСА  "Нарушители  общественного
порядка наказаны").  Подсудимым было предъявлено обвинение  по
статье  199-3 УК Литовской СССР (соответствует статье 190-3 УК
РСФСР). Двое обвинялись, кроме того, по статьям 255 часть 11 и
99  часть  1  УК  Литовской  ССР  (хулиганство  и  повреждение
государственного  имущества).  Все  подсудимые  были  признаны
виновными.
     ВИТАУТАС КАЛАДЕ,  25 лет,  рабочий сцены,  приговорен к 3
годам лагерей строгого режима.  АНТАНАС КАЧИНСКИС, 24 лет, - к
3 годам лагерей строгого  режима.  ВИРГИНИЯ  УРБОНАВИЧЮТЕ,  18
лет,  к  1  году исправительных работ.  РИМАС БАУЖИС,  18 лет,
рабочие КАЗИС ГРИНКЯВИЧУС,  24 лет, и ВИТАУТАС ЖМУЙЛА, 23 лет,
учащиеся учебного комбината ИОНАС ПРАУПОЛЕНТАЙТИС,  21 года, и
ИОНАС МАЦИЯСКАС,  19  лет,  получили  от  полутора  до  3  лет
лагерей.

     С весны  1972  года  в  Литве  начала  выходить  "Хроника
католической церкви".  В первом выпуске подробно описаны  суды
над   священниками   Ю.ЗДЕБСКИСОМ   и   П.БУБНИСОМ,   суд  над
прихожанкой  К.БИЧУЧАЙТЕ.  Приведены  сведения  о  внесудебных
преследованиях   священников   и  верующих,  опубликованы  или
подробно  изложены  письма  и  заявления  литовских  католиков
властям.  Большинство фактов,  сообщаемых в этом выпуске, были
уже отражены в предыдущих номерах "Хроники" (см.  "Хроника" NN
21-26).  К  октябрю  было  опубликовано  три  выпуска "Хроники
католической церкви".
 14. РОДЕ Гуннар - ст.64; 15 лет с 15 мая 1962г.
права подавать заявления "за других лиц".
     АРЕСТЫ ОФИЦЕРОВ БАЛТФЛОТА
                                                                      
     После неточных  и  отчасти  противоречивых  сообщений  об
арестах офицеров  Балтфлота  "Хроника"  публикует  проверенные
сведения.
     В мае 1969г.  в Палдиски под Таллином  и  в  Калининграде
были арестованы морские офицеры ГАВРИЛОВ,  КОСЫРЕВ, ПАРАМОНОВ.
Их обвиняют в создании "Союза борьбы за  политические  права",
целью  которого было осуществление в СССР демократических прав
и свобод,  гарантированных Всеобщей декларацией прав человека.
При   обысках,   как  сообщают,  сотрудниками  КГБ  обнаружена
типография,   предназначенная   для    выпуска    бесцензурной
литературы.
     Следствие ведет  КГБ  Балтфлота,  следователи  -  капитан
БОДУНОВ,  майор  ДРАЧ,  полковник  ДЕНИСЕНКО - работники КГБ и
военной  прокуратуры  Балтфлота.  Прокурор   по   надзору   за
следствием  - КОЛЕСНИКОВ.
     Следственные органы КГБ приписывают авторство  "Открытого
письма  гражданам Советского Союза",  подписанного псевдонимом
Г.АЛЕКСЕЕВ,  и руководящую  роль  ГАВРИЛОВУ.  Насколько  можно
понять,  ГАВРИЛОВ держится на следствии очень стойко.  Видимо,
благодаря показаниям КОСЫРЕВА,  КГБ пришло к  выводу  о  связи
арестованных с Ленинградом,  Москвой,  Таллином,  Ригой, Баку,
Пермью,  Хабаровском.  По-видимому, навстречу следствию идет в
своих показаниях и ПАРАМОНОВ. Следствие усиленно ищет, не было
ли у арестованных связей с ИЛЬЕЙ ГАБАЕМ,  арестованным  в  мае
1969г. в Москве, а также с гражданами, подписывавшими протесты
против нарушения прав человека в  СССР.  Арестованные  офицеры
находятся в настоящее время в Таллине в тюрьме КГБ.
     Сообщение, помещенное  в  одном  из  предыдущих  выпусков
"Хроники", об аресте инженера СЕРГЕЯ СОЛДАТОВА из Таллина было
ошибочным.  СОЛДАТОВ,  как выяснилось, насильственно помещен в
психиатрическую больницу.
 
Leave a comment

Posted by on 26/03/2018 in Biogrāfijas, Dokumenti, Galerija

 

Comments are closed.

 
%d bloggers like this: