RSS

Slavenā profesora Borisa SOKOLOVA lekcija Rīgā, pagājušās nedēļas analītiskajā Mekā, 7.03.2018. – Oļega Kudrina, Ukrinform, uzmanības fokusā..

14 Mar

Лекция Бориса Соколова

Нарастающие скука, нервозность и милитаризм путинского режима

Беллетризованный рассказ о «неделе экспертов» в Риге
9-10 марта в Латвийском университете прошла научная конференция, посвященная исследованию деятельности КГБ.
Историк профессор Борис Вадимович Соколов за день до начала конференции для всех интересующихся в здании Национального архива успел дать лекцию об актуальном политическом состоянии России.
____

СОКОЛОВ: РОССИЯ СОБИРАЕТСЯ ВЕСТИ ТЕ ЖЕ ВОЙНЫ, НО ОГРАНИЧЕНА В РЕСУРСАХ

Путин не знает, что делать дальше, следующие шесть лет. Никакой программы у него не просматривается. Вместо этого главное послание населению: «Главное – чтобы нам не жилось хуже. Вот посмотрите на Донбасс, там вообще ужас!». При этом, кажется, что Россия собирается вести все те же войны, что и сейчас: Сирия, Донбасс.

Но при этом на практике оказывается, что ситуация для Российской Федерации в Сирии складывается скверная. История, случившаяся с ЧВК Вагнер 7-8 февраля, показала, что российская армия не может воевать с американской на равных ни в какой войне, кроме ядерной. (Этим, на мой взгляд, объясняется показная «ядерная» воинственность речи Путина 1 марта).

Это был полный разгром. И при определении потерь я склонен верить данным, оглашаемым российскими радикальными «патриотами». 344 убитых, и это без учета погибших в бронечастях (там – еще до 33 человек). Плюс, судя по всему, спецназ Министерства обороны. По нему, очевидно, ударили в первую очередь. То, что с российской стороны не было авиаподдержки, ситуацию не меняет. Если бы она была, просто потери с российской стороны оказались бы еще больше: американцы в первые же секунды еще сбили бы пару «сушек» (самолеты военной авиации РФ серии Су, – ред.).

Подозреваю, что и гибель 6 марта при заходе на посадку в Хмеймиме Ан-26 с 39 российскими военнослужащими, включая генерал-майора Еремеева, связана не с технической неисправностью, как говорит российское Минобороны, а с атакой извне. База в Хмеймиме, кстати, очень уязвима. Для ее защиты по всему периметру вообще нужна чуть ли не дивизия. На что, как вы понимаете, России в Сирии рассчитывать не приходится.

Лекция Бориса Соколова
Лекция Бориса Соколова

Разгром ЧВК «Вагнера» вообще сильно обостряет проблему. По сути же, это была не частная военная компания, а нечто совсем иное. Что такое ЧВК по западным стандартам – это подразделения, занимающиеся охраной от повстанцев, защитой конвоя. А российская ЧВК «Вагнера» проводила полноценные военные операции. То есть, это были просто пехотные части, необходимые для ведения наземных операций. Причем уровень подготовки ее бойцов-контрактников был выше, чем в среднем в российской армии. И вот эти, по сути, элитные части были так легко разгромлены в одном бою. Подозреваю, что теперь с новым набором в ЧВК «Вагнер» могут быть проблемы. Что остается. Привлекать регулярные части? Основывать новую подобную компанию?

Что Путина, выручает в этой ситуации, так это то, что американцы сами не вполне понимают, что им стратегически нужно в Сирии. Пока они лишь твердо знают, что будут держать левый берег Евфрата и все те места, где уже находятся.

Что касается Донбасса, то тут Россия в тупиковой ситуации. Свергнуть украинское правительство не удалось. А другой цели, в общем-то, и не было. Отдавать Украине захваченные территории – значит, открыто признать поражение. Что для Путина сейчас тоже нетерпимо. Скептически я отношусь и к возможности размещения миротворцев в ближайшее время, например, в 2018 году, и с заданными параметрами – 30 тысяч, в том числе 20 тысяч военных.

На чем основываются мои предположения. Вспомним Косово. Нам населения было в 2-2,5 раза меньше, чем на Донбассе, а миротворцев было 60 тысяч, причем с достаточно большими полномочиями в случае возобновления военных действий. Поэтому, на мой взгляд, на Донбассе реально необходим контингент в 100 тысяч.

При этом Россия выдвигает требование, чтобы это не были части из стран НАТО (зеркально исключается участие сил из стран ОДКБ). Остаются нейтралы – Швеция, Швейцария. Но они не смогут предоставить такой большой контингент. Если же набирать контингент на Донбасс из каких-то более далеких и экзотических стран, то это тоже может оказаться проблемным. Поскольку то, как правило, страны не с такой прочной демократической традицией, а значит, более коррупциогенные. И тогда будет высок риск, что на территории, где недавно шла война, такие части больше станут заниматься самообеспечением, нежели миротворческой деятельностью.

В таких условиях, повторюсь, предполагаю, что Кремль будет поддерживать ситуацию «донбасского тупика». При этом, как мне кажется, расширение российской агрессии на Донбассе также маловероятно. У России для этого недостаточно ресурсов. Думаю, все свое «пушечное мясо» Кремль на Донбассе уже положил в 2014-2015 годах. По моим подсчетам это около 30 тысяч россиян (без учета местного населения, симпатизировавшего России). Для российского режима это было выгодно, поскольку так он заодно истребил наиболее активную радикальную часть собственной потенциальной оппозиции.

В таких условиях, в случае начала полномасштабной войны на Донбассе России с первого дня придется более открыто вводить регулярную армию. Однако украинская армия уже не та, что была 3-4 года назад – и дело не только в «джавелинах». Да и реакцию США с нынешней администрацией просчитать трудно. Но она явно будет более резкой, чем была у Обамы-Керри.

 
 

Comments are closed.

 
%d bloggers like this: