RSS

Kuram Jānim Peteram skaidro Krievijas arhīvu sistēmu tas RGASPI šefs Andersons? – Kur suns aprakts?

14 Mar

867537.jpg

Фото: gtrk-saratov.ru

NT: В архивах в концентрированном виде хранится история. Всякая новая власть использует архивы в своих интересах. Оруэлл писал: «Тот, кто контролирует прошлое, контролирует будущее». Как архивы связаны с мифологизацией истории?

10 марта — День архивов.

Чем архивисты отличаются от историков?

Attēlu rezultāti vaicājumam “ar jāni peteru bonis.lv”

09.03.2018 | Кирилл Андерсон* — Янису Петерсу

Это не засекречивание. Это не наша собственность. В данном случае мы выступаем как доверенный хранитель, надежный, как швейцарский банк.

*Кирилл Михайлович Андерсон — директор РГАСПИ — Российского государственного архива социально-политической истории (до 2010), член-корреспондент АПСН

NT: Какой род информации чаще всего секретится?

Это в основном то, что связано с деятельностью разведки и с криптографией. По крайней мере, в нашем архиве.

NT: Происходит ли обмен документами, в том числе и секретными, между вашим и другими архивами?

Спецслужбы, конечно, имеют право изымать из архивов документы, относящиеся к их деятельности. Но они, слава богу, пользуются этим не слишком часто. А обмена документами как такового нет. Бывают случаи, когда часть некоторых многотомных документов хранится у нас, например, дело об убийстве царской семьи, а часть этого дела — в Государственном архиве Российской Федерации.

NT: Что происходит, когда документ опубликован, но не рассекречен?

Существует правило: публикация документа не является основанием для его рассекречивания. Меня это очень озадачило. У нас, например, одна из спецслужб оставила документ на секретном хранении, не дала его рассекретить, хотя он воспроизведен на обложке книги Судоплатова. Я спросил эксперта, почему это так. Ответ очень простой: пока не рассекречен оригинал, документ не имеет юридической силы.

NT: Получается, архивисты за использование материалов никакой ответственности не несут?

Мы несем ответственность за сохранность. Если пропадет документ — будет отвечать архив. За использование — нет. Раньше в Центральном партийном архиве была очень жесткая система. Во-первых, чтобы попасть в архив, нужно было быть членом партии, во-вторых, нужно было иметь рекомендательное письмо — от райкома, например. Опись, то есть каталог, на руки не выдавался. Сотрудники архива сами подбирали то, что считали нужным. Из-за этого, скажем, архив Коминтерна не сброшюрован, хотя все документы должны быть сброшюрованы. Почему не брошюровали? Приезжал товарищ из Франции, ему давали папку, но в этой папке были документы не только по Франции, но, например, по Германии и по Испании. Германию и Испанию вынимали, оставляли только Францию и отдавали ему. Специальный человек в читальном зале сидел и просматривал выписки: они должны были делаться только в тетрадь, которая используется для делопроизводства — прошитую и со штампом. То, что не относилось к заявленной цели исследования, вымарывалось. Архивы выполняли цензурную функцию. Слава богу, сейчас архивы от этого избавлены. Поэтому мы не отвечаем за то, какие выводы делает человек.

https://newtimes.ru/articles/detail/151468

«На Западе используется идея «Россия и авторитарная власть», у нас — «величие и державность»

 

Comments are closed.

 
%d bloggers like this: